Премия Рунета-2020
Сахалин
0°
Boom metrics
Звезды
Эксклюзив kp.rukp.ru
7 октября 2022 8:55

Евгений Гришковец: читаю Родину, как книгу

Евгений Гришковец прилетел с гастролями на Дальний Восток
Евгений Гришковец: читаю Родину, как книгу. Фото: Евгений Гришковец

Евгений Гришковец: читаю Родину, как книгу. Фото: Евгений Гришковец

Евгений Гришковец – на Дальнем Востоке. Привез своему зрителю, такому же, как он сам, соотечественнику, единомышленнику, близкому человеку, свой монолог-концерт. 6 октября вышел на сцену в Хабаровске, 8-го будет во Владивостоке, потом Сахалин и Камчатка и только после – Москва. Дальний Восток, Сибирь – родина Гришковца, место, где прошла его молодость, место, где он свою молодость вспоминает, читает, как любимую книгу…

«КП»-Сахалин» поговорила с писателем, актером, режиссером Евгением Гришковцом о настоящих гастролях и спросила совета, как сохранить себя в непростое время.

- Это мои общероссийские гастроли. Сезон для артиста делится не так, как обычно календарный год. Он начинается с сентября и заканчивается в июле. Сейчас у меня начало сезона. И мой сезон я, после пандемии, в этот сложный военный год, начал с Дальнего Востока и Сибири. Это Иркутск, Хабаровск, Владивосток, Южно-Сахалинск, Петропавловск-Камчатский.

- Можете объяснить, почему именно отсюда? Это логистически вам удобно или нужно психологически?

- Я очень люблю осенью приезжать на Дальний Восток. Это самое лучшее время, перед зимой. Это какое-то острое ощущение. Для меня Дальний Восток – особенная территория. Это территория юности, молодости, моей службы в армии. Я же служил в сахалинской флотилии большую часть своей службы, 2 года и 7 месяцев из трех лет и четырех месяцев.

- Кроме воспоминаний о вашей молодости, службе, что еще здесь вас привлекает осенью? Природа наша красивая, рябины?

- Дальневосточная природа не самая яркая на свете. Есть природа поярче, например, в Сибири, откуда я родом. Не знаю, как сказать… Это как перечитывать любимую книгу, в которой ты каждый раз находишь что-то бесконечно новое. Я, как правило, начинаю с Востока и медленно иду на Запад, перечитывая Родину, как книгу. Медленно, город за городом, встречаясь с людьми.

Теперь я играю и буду играть совсем новые вещи, которые я написал за весну, лето и осень. И здесь я начинаю отчитываться перед Родиной о том, что я сделал за это время.

- Вы сказали, что вы находите что-то бесконечно новое в любимой книге - здесь, на Дальнем Востоке. Что сегодня вы открываете для себя?

- Здесь, конечно, дело не в новых зданиях или отремонтированных дорогах - только в настроениях моих соотечественников. И разумеется, это очень сильно чувствуется. Слово «чужбина» не переводится ни на один язык. Чужбина означает место, где за границей русскому человеку плохо. А в России для русского человека нет чужбины. Как бы далеко он ни заехал, какой бы это ни был Крайний север...

Я все время встречаюсь с людьми. Сахалин, Хабаровск, Владивосток, Камчатка - это место, которое поставляет Москве завтрашние новости, а Москва поставляет ему вчерашние. Но тем не менее, я не могу сказать, что настроения в Хабаровске отличаются от настроений в Архангельске. Мы находимся в одном контексте, всё переживаем одинаково и одинаково остро.

Я с уверенностью могу сказать, что плотность воздуха и плотность тела нашей страны пока не разряжается. Мы единый организм. Поэтому когда происходит что-то страшное на Кавказе или на Дальнем Востоке, это ощущается людьми по всей стране - как их событие, не чужое.

- Давайте сравним. Вы человек материковский, я островной, вы калининградский, я - южно-сахалинский. То есть физически мы живем в разных частях страны. Какое у вас настроение?

- Когда у меня спрашивают, как дела, я отвечаю, что у меня дела, как у любого нормального приличного человека. Когда спрашивают, какие у меня ощущения, я говорю: а вы что, живете в другой стране?

Происходят сейчас военные действия… В Донецке, Луганске. Смоленск существенно ближе к этим событиям, чем, скажем, Челябинск. А Челябинск сильно ближе, чем Южно-Сахалинск. Но ведь жители Сахалина не чувствуют своей сильной отдаленности от того, что происходит, от переживаний, которые с этим связаны. И в Челябинске, и в Смоленске точно так же.

- Да, это не зависит от территориальной близости…

- Это не зависит от расстояний, правда ведь?

- Конечно, нет. Плюс сегодня наш мир так устроен, что мы можем узнавать об одном и том же почти одноврЕменно. Или одновремЕнно… Как, кстати, правильно?

- Я как филолог могу сказать, что верно и так, и так. Как твОрог и творОг.

- Мне не нравится спрашивать о произведениях, которые я еще не читала, я не читаю рецензий до того, как сама не посмотрю спектакль или фильм. Но, может быть, вы скажете, для чего сегодняшний зритель – в контексте всего, что мы с вами уже обсудили, может прийти на ваш концерт?

- Может и приходит. Я каждый раз говорю об этом, перед каждым своим выступлением. Я говорю следующее – вот вы пришли сегодня на мой концерт. Вас 700 человек. Вы между собой не знакомы. Но если вы пришли на мой концерт, по моему поводу, то в той или иной степени вы единомышленники. А нам нужно сейчас встречаться. Нам нужно сейчас встречаться с единомышленниками, с соотечественниками и своими современниками. Для того чтобы друг друга видеть, слышать и чувствовать. Потому что нам предстоит все тяготы пережить вместе. У нас не будет другого времени для жизни, у нас не будет других людей и не будет другой Родины.

Я людям говорю: все нужно переживать с достоинством. Нам нужно видеть друг друга и радоваться этому - друг другу, а не тому, что я скажу на сцене.

Но и то, что я делаю, - это искусство, я в этом убежден. А искусство – это обязательно гуманизм, это любовь. К себе и другому человеку. Так вот: нам нужно друг друга видеть, нам нужно вырываться из ленты новостей и встречаться друг с другом по поводу искусства.

- Вы фактически ответили на мой следующий вопрос, я просила совета, как сберечь себя в это время. Может быть, есть еще что-то?

- Очень сложно себя поддерживать сейчас. Особенно взрослому человеку, ответственному за своих детей. Очень сложно поддерживать себя литературой, потому что она требует глубокого погружения. Или кино, потому что любое кино дает слишком много намеков на нашу реальную, нынешнюю ситуацию.

И все же я полагаю, что самое нужное и прекрасное сейчас, – это музыка и стихи.

- Передайте привет Сахалину, где вас ждут 11 октября. Вас здесь любят, помнят по кинофестивалю «Край света».

- Вот интересно: при всей своей островной сущности, Сахалин все равно ощущается как часть материка, часть огромного целого пространства. Я бы не стал говорить, что жители Сахалина для меня отдельные, другие люди. Вы такие же мои зрители, как в Екатеринбурге, Москве, Санкт-Петербурге... Такие же мои соотечественники и земляки.

Если я играю в Архангельске, я не говорю про жару. Если я играю в Тюмени или в Кемерово, я рассказываю про комаров, потому что наши сибирские комары очень лютые. А вот в Калининграде комары очень слабо ощущаются. На самом деле Россия - это такая страна, в которой климатические условия примерно везде одинаковые. Только Сочи – это что-то странное. Россия с пальмами – это необычно.

Я чуть больше других знаю о Сахалине, ведь я тут служил, лучше понимаю местное наполнение жизни. Как человек засыпает на острове в феврале и как он засыпает в апреле... Знаю, какой у вас воздух, какие запахи, какое небо.

Всегда есть те самые детали, которые важны, и я о них говорю на своих концертах, потому что я знаю нашу страну наизусть.

Евгений Гришковец выступит в Южно-Сахалинске на сцене Чехов-центра 11 октября.

Евгений Гришковец о монологе-концерте: «Монолог-концерт — это мой первый выход на сцену в новом качестве. Я давно хотел, но не мог решиться выйти на сцену не как персонаж моноспектакля, то есть в образе исполняемого мною другого человека, а как писатель. Ничего не играющий».

Шоу-бизнесИнтересное