Общество3 марта 2021 11:55

Победа над пандемией, мост на материк и жемчужина – Курильские острова: о чем губернатор Сахалина Валерий Лимаренко рассказал в интервью главреду «Комсомолки»

Руководитель островного региона ответил на вопросы Владимира Сунгоркина в прямом эфире радио «Комсомольская правда»
В день официального открытия радио "КП - Сахалин" за одним столом встретились главный редактор "Комсомольской правды Владимир Сунгоркин и губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко. Фото:Сергей Красноухов

В день официального открытия радио "КП - Сахалин" за одним столом встретились главный редактор "Комсомольской правды Владимир Сунгоркин и губернатор Сахалинской области Валерий Лимаренко. Фото:Сергей Красноухов

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

В сети радио «Комсомольская правда», которое работает от Калининграда до Владивостока, появилось радио «КП-Сахалин». 3 марта 2021 г. первый эфир в новой студии провели главный редактор медиагруппы «Комсомольская правда» Владимир Сунгоркин и глава Сахалинской области Валерий Лимаренко. Полная версия

А вот самые откровенные, интересные моменты эфира:

Солнце встает на Сахалине

Владимир Сунгоркин:

– Валерий Игоревич, спасибо большое, что пришли на радио «Комсомольская правда» - Сахалин. Для меня тем более это важно и приятно, потому что в своей молодости я четыре года работал корреспондентом на Сахалине от центральных московских газет.

Валерий Лимаренко:

– Вы обратили внимание, у нас солнечная погода всегда. И сегодняшний день – не исключение. И это знак того, что солнце встает в Российской Федерации именно на Сахалине. И вы свидетель тому. Просыпайся, Россия!

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

О вакцинации

Владимир Сунгоркин:

– Вот смотрите, переходя к нашим скорбным и не очень делам, сейчас, конечно, всех интересует, когда закончится вся эта история с ковидом. Я читал ваши обнадеживающие слова о том, что здесь снижаются и угрозы, снимаются ограничения. Но вот обо что споткнулся. 21 тысяча в месяц людей прививается сейчас на Сахалине. Прикинул – на Сахалине живет полмиллиона населения. Получается, они будут прививаться год? Два даже, если прививать всех.

Валерий Лимаренко:

– Начнем с такой умной фразы – «коллективный иммунитет», половина населения должна его получить. Часть людей уже переболела, и получила свой иммунитет, процентов 20-30%. И 20-30% нам еще нужно привить – тогда будет коллективный иммунитет. Мы должны выйти из пандемии в июне, с тем, чтобы выстраивать жизнь, исходя из вот этих планов: детские лагеря, отпуска, увеличение авиационных перевозок и прочее. И мы видим динамику. У нас за последние дни заболевают около 30-40 человек, это в несколько раз меньше, чем раньше. В декабре около 3 тысяч человек лечились, сейчас чуть больше тысячи. Эта цифра падает и падает. Почему? Я вот называю главной причиной, почему на Сахалине успех в борьбе с пандемией. Здесь дисциплинированное население, с высоким уровнем культуры. И второй фактор – успели провести медицинскую реформу. В Российской Федерации в среднем около 70% укомплектованность медицинскими кадрами, а у нас около 100%. Мы закупили оборудование, и мы просто угадали некоторые процессы. Сначала сдерживали пандемию, а теперь, когда началась вакцинация, мы номер один по ней в Российской Федерации.

Владимир Сунгоркин:

– На душу населения, конечно?

Валерий Лимаренко:

– Понятно, да, и мы хотим первыми выйти из состояния пандемии. И это фактор конкурентоспособности.

О бейджиках

Владимир Сунгоркин:

– Мне, например, понравилась ваша идея бейджиков. Они же разные могут быть. Они могут быть веселые, оптимистичные.

Валерий Лимаренко:

– Слово «бейджик» – вполне образное выражение. Фактически был призыв к тому, что нужно выходить из пандемии, проводить вакцинацию. Мы обсуждали, какие документы должны подтверждать, что человек привился, это может быть QR-код и его носить нужно, например, а в своем телефоне. И если нужно предъявить по каким-то причинам, что ты привился, можно это сделать легко и непринужденно, достав свой телефон. Вот представьте, нужно будет человеку выехать куда-то: либо на лечение, либо просто отдохнуть к морю. И скажут, покажите, пожалуйста, что вы привились. Он покажет QR-код на таможне. И никаких вопросов ни у кого не будет. Все эти формальности нужно аккуратно вести.

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Фото: Предоставлено "КП"

Об авиации

Владимир Сунгоркин:

– По вашей инициативе запускается объединенная региональная авиакомпания. Почему именно здесь? Сахалин – он как-то немножко на отшибе.

Валерий Лимаренко:

– Хочу вам сказать, как бывшему сахалинцу, что мы не на отшибе, мы в центре мира. Вокруг нас находятся ведущие экономики мира – Китай, Япония, Америка, Корея. И мы, Сахалин, в центре азиатско-тихоокеанского рынка.

Развитие идет сейчас в Азиатско-Тихоокеанском регионе. Сахалин очень важное место, где Российская Федерация планирует развивать и экономику, и социальную политику, и много планов в связи с этим. Поэтому мы не на краю земли. И, конечно же, у островного региона должна быть развита авиация, потому что это и производственные программы, это и все, что связано с социальной политикой. И мы, на самом деле, создаем авиационную компанию по заданию нашего президента. Вкладываются ресурсы в эту программу прежде всего, в субсидирование тарифной ставки, чтобы населению не были дорогие билеты. Буквально третьего марта практически все участники уже вошли в компанию. Это практически все регионы Дальнего Востока. И можно считать, что в эти дни, в первые дни марта компания фактически сформировалась.

Владимир Сунгоркин:

– С названием решили? Помню, что было голосование.

Валерий Лимаренко:

– «Аврора».

Владимир Сунгоркин:

– Богиня утренней зари, все-таки.

Валерий Лимаренко:

– С «Авророй» связаны не мифические дела, а, конечно же, авторитет компании, который был заработан годами большого и важного нелегкого труда. И хороший сервис, и классные пилоты. И, вообще говоря, компания, которая имеет хорошие экономические характеристики. Поэтому за базу взяли «Аврору». И теперь вокруг нее объединяются все авиационные команды со всех областей, республик Дальнего Востока.

Владимир Сунгоркин:

– Я бываю на Дальнем Востоке, летаю здесь на самолетах часто. Порой самолеты – без слез не взглянешь, правда, сейчас речь не про Сахалин, а, скажем, хабаровские линии – АН-24, которым по сто лет уже. Самолетам, имею в виду.

Валерий Лимаренко:

– Президент поставил задачу, чтобы мы сменили авиационную нашу технику, которая выходит из эксплуатации. Сейчас станем закупать.

О численности населения: как сделать, чтобы люди приезжали, и чтобы оставались

Владимир Сунгоркин:

– С 92-го года практически все годы население Сахалина уменьшалось. В 1992 году было больше 700 тысяч на Сахалине. Сейчас считается 495, ну, полмиллиона... Потеряли четверть точно. Как переломить эту тенденцию? Что должно заставлять их здесь оставаться?

Валерий Лимаренко:

– Любые задачи, связанные с развитием промышленности, с развитием социальных задач, здесь, конечно, связаны с населением. И мы прикладываем огромное количество усилий для того, чтобы люди, с одной стороны, оставались здесь, с другой стороны, чтобы здесь рождались дети, чтобы рождаемость была выше, чем у других. Понятно, что нужно приглашать пассионарных людей, которые хотят жить и работать в новой экономике и над новыми задачами. С тем, чтобы на Сахалине появлялись дополнительные люди. Мы работаем сейчас над темой миграции очень активно. И у нас, я даже поставил в этом году задачи для членов правительства по росту численности населения.

Одну простую вещь скажем. Комфортная городская среда – раз. Новые рабочие места – два. Здесь развитие образовательных программ – три. Например, мы для того, чтобы наши дети оставались на Сахалине, сейчас развиваем университет. Мы создаем рабочие места. У нас запланировано создать более 10 тысяч высокооплачиваемых рабочих мест. Это развитие таких сфер деятельности, как сервисы для нефти и газа. Рабочие места, связанные с домостроительными комбинатами, которые мы планируем здесь строить, с освоением переработки леса. Строить порта, планируется развитие Корсаковского порта. Он должен быть глубоким, удобным для контейнерных перевозок. Вкладываются большие денежные средства для развития этих логистических мощностей.

Мост на Сахалин стал одной из ключевых тем интервью. Фото: Сергей Красноухов

Мост на Сахалин стал одной из ключевых тем интервью. Фото: Сергей Красноухов

Фото: Предоставлено "Комсомолке"

У нас планируются большие вложения в рабочие места. И это и есть фактор, при котором будут оставаться люди. Жилищное строительство. Вы слышали о том, что мы одни из передовиков в этой области, получили 430 тысяч квадратных метров в прошлом году. В 2021 году мы планируем показатель 500 тысяч квадратных метров. Все делается для сахалинцев и курильчан, чтобы они оставались. И, конечно, все делается для того, чтобы сюда приезжали сильные, крепкие молодые перспективные люди.

О строительстве моста

Владимир Сунгоркин:

– Скажите, красивая идея моста на Сахалин, в каком она сейчас состоянии? Что известно? Насколько она реальна или снова становится фантастической?

Валерий Лимаренко:

– Сама география определила место, где должен быть мост. И понятное дело, что мост будет. Предпроектные работы завершились уже. И они отданы в госэкспертизу, то есть, наши Российские железные дороги ведут активную проектную работу.

Владимир Сунгоркин:

– А мост или тоннель?

Валерий Лимаренко:

– Пока планируется железнодорожный мост. И я вам хочу сказать, что Корсаковский порт связан с этим мостом, потому что как только появляется мощный порт, сразу будет потребность эти грузы отправить на материк. И как только возникает мощный порт, как только возникает мост, сразу возникает у инвесторов потребность начинать планировать переход на Хоккайдо. И если будет переход, около тридцати километров, чуть больше, если Япония будет соединена вот этими вот мостами, то совсем по-другому геополитическая ситуация будет выстроена. Вы сами понимаете, постольку поскольку грузы из Японии могут доходить до Лиссабона по железной дороге. В области логистики снимется масса вопросов, которые сейчас задаются со стороны Японии в области, скажем так, территориальных претензий.

– Мы сейчас прослушали фантастическую историю... Валерий Лимаренко:Владимир Сунгоркин:

– Почему фантастическую? Мост в Крыму построен? Это же технически возможно, согласны?

Владимир Сунгоркин:

– Все интересно, вообще. Они постоянно, японцы, в эти четыре острова нас тыкают носом. И себя. Может, им что-то ассимметричное предложить? Да оставьте в покое эти острова! Давайте вот эту железную дорогу…

Валерий Лимаренко:

– Предложить экономическое развитие взаимовыгодное. Думаю, это так. Гораздо интереснее. Надо жить мирно и дружить. И развивать экономику обеих стран.

Два года губернаторства

Владимир Сунгоркин:

– Вы третий год губернатором, самые были сложные и самые интересные моменты за это время руководства областью?

Валерий Лимаренко:

–Я работал заместителем губернатора в Нижегородской области. И вел все инженерные задачи. И связанные со строительством, и жилищно-коммунальной сферы, и архитектура, и градостроительство, и цифровые технологии, и связь. Поэтому мне вся эта работа хорошо знакома. Да, это другая работа, но чрезвычайно интересная. Потому что проекты просто колоссальные по своему масштабу. И они сочетают в себе и работу над сегодняшними задачами, которые возникают у людей, и они каждый день обращаются с маленькими просьбами. Я на работу просто лечу на крыльях! Вот недалеко от вашего офиса я, как раз, хочу на работу. Мимо прохожу.

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Об экологии

Владимир Сунгоркин:

– Я читал ваши выступления. Какие-то вещи порой мне было непонятны с точки зрения массового потребителя. Одна из любимых ваших тем – климатические проекты. Для меня звучит немного зловеще – климатические проекты.

Валерий Лимаренко:

– Тема интересная. Вы знаете о том, что существовало Киотское соглашение, призванное к борьбе за экологию и снижение углеродного следа. И продолжение этой темы – Парижское соглашение, в нем участвует огромное количество стран мира. Все в мире озабочены тем, что происходит так называемый парниковый эффект, когда парниковые газы выделяются, получается медленное нагревание атмосферы. И земного шара. На один, на два градуса потепление. Там, где сухо, еще больше проблема с водой возникает, а там, где воды было достаточно, там возникают все вот эти вот наводнения.

Все эти проблемы связаны с углеродным следом. Поэтому страны договорились о том, что будут уменьшать углеродный след. Например, если сжигать в печке вместо угля газ, то будет существенное сокращение углеродного следа. Если, например, ездить на электрической машине вместо того, чтобы на бензиновой, тоже. Фактически все это приобрело не просто научную дискуссию, а появились соглашения. Европа уже ездит на электрических автомобилях. В Японии ездят водородные автомобили. Это чистое современное топливо, которое не оставляет углеродного следа. Кстати, в Российской Федерации развита атомная энергетика – это тоже безуглеродная энергетика. И в этом смысле перспективная.

Энергетические компании задумались о том, как они будут жить и работать дальше. Объявляют о различного рода инициативах, связанных с переходами в другие виды деятельности. Сахалин – это место, где работают крупнейшие мировые лидеры в области энергетики. Это такие компании, как «Эксон», «Шелл», «Газпром», «Роснефть». Они видят себя на рынке в перспективе и, понимая и учитывая эти тенденции, выстраивают свою стратегию. Поэтому для Сахалина очень важно, чтобы мы поддержали эту экономику и помогли приготовиться к развитию этих предприятий, этой среды в будущем. Мы вышли с инициативой, наряду с тем законом, который сейчас выходит в РФ по климату, по вопросам, связанным с уменьшением углеродного следа, выпустить специальный закон о Сахалине, где будет не просто вестись работа по уменьшению углеродного следа, а где мы идем дальше. Мы ставим задачу стать углеродно нейтральным регионом. Предварительная задача – 25-й год, но мы сейчас будем уточнять расчеты, и будет дата, может быть, точнее.

Мы хотим учитывать углеродный след каждого крупного предприятия. Будем ставить задачи по поглощению парниковых газов. Это прежде всего работа с лесами. Ухаживать за лесом, чтобы там не было гниения и прочего, чистить его. Высаживать дополнительные саженцы. Это тоже фактор, который направлен на поглощение. Все эти меры, которые мы собираемся принимать, они должны привести к углеродной нейтральности.

И теперь самый главный тезис. Нужно организовать не просто учет углеродных единиц, а верификацию по методикам, которые существуют в мировой практике, чтобы они признавались за рубежом. Тогда тот, кто будет торговать здесь, например, сжиженным газом, он может показать, какой у него углеродный след, и когда он будет продавать свою продукцию, к нему не будет вопросов со стороны покупателя. А если потребуется, например, купить дополнительные углеродные единицы, то есть показать, что ты не только производишь какой-то продукт, и при этом у тебя остается углеродный след, но и мероприятия по снижению углеродного следа. Фактически возникает биржа углеродных единиц, таким образом.

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Валерий Лимаренко. Фото: Сергей Красноухов

Пройдут годы, например, ближайшие 10 лет. И без учета углеродных единиц нельзя будет продать ни одного барреля нефти и ни одной тонны сжиженного природного газа. Для того чтобы мы были конкурентоспособны, мы должны обязательно учитывать вот эти вещи.

Второй момент. Мы живем на островах, мы хотим, чтобы эти острова были экологически чистыми. И мы следим за тем, чтобы не было этого углеродного следа. А что это значит? Это значит, за пятилетку перевести на газ весь Сахалин и Курилы. Мы подписали уже соответствующее соглашение и план мероприятий с Газпромом.

Я вчера был в Макарове, мы зажигали газ. А там еще трубного газа нет. Почему? Потому что туда мы провели сжиженный газ. И так в самые отдаленные уголки Сахалина и Курил мы будем приводить сжиженный газ.

Мы будем ставить ветрогенерацию. Вот интересный проект в Углегорске, например. Там планируется строить полигон ветрогенераторов, чтобы запитывать те производственные технологии, которые связаны с добычей угля. Сейчас ведется работа по подготовке, чтобы машины, которые ходят в карьере, могли перейти на электрическую тягу.

А для того чтобы не возить на десятки километров этот уголь, инвесторы и хозяева угледобывающей компании строят такой закрытый электрический конвейер. То есть уголь будет передаваться буквально по конвейеру непосредственно на морские суда. Таким образом, мы рассчитываем, что, выполнив эту программу, на Сахалине будет производиться так называемый «зеленый» уголь.

Все эти вещи ведут нас в будущее, и мы должны быть готовыми к этому.

«Свои» и «приезжие»

Владимир Сунгоркин:

– Когда шла ваша предвыборная кампания, многие, скажем так, оппоненты педалировали на то, что вы приезжий, не сахалинец. Для вас это было большой проблемой, что вы все-таки приехали издалека, а тут все говорили: вот, он не местный, давайте местного… Кстати, сейчас в Хабаровске та же самая проблема у Дегтярева, вашего коллеги. Как стать местным? И надо ли становиться местным?

Валерий Лимаренко:

– Давайте я скажу по-простому. Как стать местным? Нужно просто трудиться и вовлекать в работу всех людей, которые живут и работают здесь. Скажу откровенно, я людей не делю на местных и не местных.

Владимир Сунгоркин:

– Мы все вообще-то русские люди.

Валерий Лимаренко:

– Во-первых, я россиянин, и я горжусь этим. И в любой части России я себя чувствую человеком местным. Еще раз хочу сказать, что нужно жить и работать в интересах той земли, где ты трудишься, где ты руководишь, и вовлекать людей в это нужное дело. И тогда никаких вопросов не будет. Я в своей работе с этой проблемой не сталкиваюсь.

Кстати говоря, я работал в Ростовской области, в Тверской области, в Воронежской области, в Нижегородской области. Я работал в десятке стран мира одновременно. У меня этого фактора, что я должен быть привязан к конкретному городу или конкретному району, вообще не существует. Да у нас такая великая, огромная страна, что такой проблемы вообще существовать не должно, особенно на Сахалине. Знаете, почему? Да на Сахалине все приезжие в этом смысле.

Владимир Сунгоркин:

– Ну да. Южно-Сахалинск в 45-м году освобожден был от японского владычества.

Валерий Лимаренко:

– Да. И каждый человек, который приехал на Сахалин, должен любить Сахалин, трудиться с утра до вечера на сахалинцев и курильчан. И тогда все будет так, как надо.

Город-курорт

Владимир Сунгоркин:

– Я как житель этих земель нашим слушателям сейчас с ехидцей так напомню, что здесь в местной мифологии есть культ вашего далекого предшественника Павла Артемовича Леонова. Павел Артемович Леонов, который 15 лет руководил Сахалинской областью, и при нем действительно много всего тут было построено, он, по-моему, в 46 лет впервые оказался на Сахалине, а на самом деле он был московский человек. И таких историй здесь полно, здесь все приезжие на самом деле.

Я 8 лет не был на Сахалине, и мне очень трудно было узнавать даже Южно-Сахалинск, он стал гораздо лучше в последние годы. На вид такой нормальный среднеевропейский (в хорошем смысле) город, очень культурный, отстроенный. А читаю местные социальные сети – столько ругани там: Сахалин довели до ручки. Я не понимаю. Валерий Лимаренко:

– Это пишут не сахалинцы. Сахалин – это чудесный остров, и Южно-Сахалинск – это город-курорт. Посмотрите, в центре города находится горнолыжный курорт.

Владимир Сунгоркин:

– Я вчера вечером катался на этом горнолыжном курорте. Я катаюсь, например, в Сочи, в Красной Поляне. Вот здесь трассы лучше, чем в Красной Поляне.

Валерий Лимаренко:

– Вот в последние выходные был поставлен рекорд по посещаемости – около 6 тысяч человек одновременно.

Владимир Сунгоркин:

– Это местные или к вам приезжают?

Валерий Лимаренко:

– Конечно, приезжают. Еще раз говорю, что Южно-Сахалинск – это город-курорт. Мы стараемся ухаживать за улицами. У нас большие планы по общественным пространствам. Вообще говоря, мы хотим, чтобы наш край был туристически привлекательным. Мы строим гостиницы и ждем наших гостей с большим удовольствием. Сахалинцы очень гостеприимные.

Владимир Сунгоркин:

– Здесь невероятные совершенно морепродукты. Сейчас, кстати, и в Москве рестораны под названием «Сахалин». Кстати, в Сочи, в Красной Поляне есть ресторан «Сахалин». И это сверхпопулярные рестораны – системы «Сахалин» (я не знаю, владельцы их москвичи или местные). Знаете, нет пророка в своем Отечестве, что называется. Сахалинцы, мне кажется, должны начинать возвращаться, те, кто уехал несколько лет назад.

Валерий Лимаренко:

– Очень важно, чтобы не просто возвращались, а возвращались для того, чтобы реализовывать те планы, о которых я сейчас говорю. И то, что я говорю, это не обещания, это реальные планы, и это призыв к тем людям, которые здесь живут, и к тем людям, которых мы зовем сюда, к тому, чтобы эти планы осуществлять вместе.

Что может губернатор

Владимир Сунгоркин:

– Валерий Игоревич, должна быть куча вопросов, когда вашего ресурса их решить не хватает.

Валерий Лимаренко:

– Давайте я скажу так. У губернатора достаточно прав и возможностей, для того чтобы решить любой вопрос.

Владимир Сунгоркин:

– Сделайте меня бессмертным.

Валерий Лимаренко:

– Я вам скажу так. Мы сделаем вас бессмертным…

Владимир Сунгоркин:

– Тогда я остаюсь здесь, у вас.

Валерий Лимаренко:

– …но это не значит, что ваше тело нетленно. Вы можете стать бессмертным, если сделаете что-то доброе, хорошее для Сахалина. Мы будем помнить вас и, может быть, вашим именем назовем какой-нибудь корабль.

Владимир Сунгоркин:

– Хорошо. После Леонова. Это же шикарная идея, с кораблями.

Валерий Лимаренко:

– Да. Обратите внимание, «Адмирал Невельской», «Павел Леонов». Это люди, которые стали бессмертными.

О Курилах

Владимир Сунгоркин:

– Эти корабли пойдут на Курилы. Я все Курильские острова лет 8 назад прошел, мы нанимали корабль. Страшно интересно, но там действительно безлюдно, никого нет и т.д. А как оживлять? Валерий Лимаренко:

– Там нужно делать курорт. И мы сейчас планируем в туристическом смысле развивать острова. Есть бизнесмены, которые хотят вкладывать денежные ресурсы.

На бумаге все написано, спланировано. Условно говоря, в этой пятилетке мы должны начать строительство курорта на Итурупе, где будет 1000 гостиничных номеров в такой туристической деревне. И инвестиции посчитаны, и уже есть банки, которые готовы средства вкладывать, и есть компании, которые занимаются этой работой, и т.п. Но я не хочу переводить это на язык математики. Гуманитарный аспект этого вопроса. У нас не должно быть такой ситуации, что какое-то огромное количество туристов приехало, куда-то посмотрело, деньги оставило и уехало. Мы должны заботиться о том, чтобы население жило комфортно, и туристическая составляющая должна быть гармонична к этому всему.

http://ed.kp.ru/share/i/4/2098807/big.jpg?0.770066806566305

http://ed.kp.ru/share/i/4/2098807/big.jpg?0.770066806566305

Владимир Сунгоркин:

– Знаете, я был на Итурупе лет 8 назад. Видно было, что Александр Григорьевич Верховский, он, конечно, молодец, он все, что мог, сделал на Итурупе, но его ресурсов все равно не хватает, нужны какие-то государственные программы.

Валерий Лимаренко:

– Экономикой должны заниматься бизнесмены. И вот Александр Григорьевич – это пример того, как занимается высокоэффективный бизнес. Сегодня и рыборазводные проекты у него, и рыбоперерабатывающие проекты. И сейчас это будет усиливаться, поскольку поставлена задача, чтобы рыбу не отвозили полуфабрикатом в Пусан и в Китай, а чтобы она перерабатывалась на российском берегу. И вот там это будет реализовываться. И так будет развиваться бизнес.

Другой бизнес будет развивать туристическую программу. И тоже привлекаются частные деньги, и банковские денежные средства, и профессиональные туристические компании взялись за эту работу и т.д. Сейчас есть программа по развитию энергетику Курильских островов, и она касается как раз Курильских островов.

Владимир Сунгоркин:

– Это ваша местная программа или она федеральная?

Валерий Лимаренко:

– Есть федеральная, есть местная составляющая.

Владимир Сунгоркин:

– Но там здорово, там же уже аэропорт современный появился.

Валерий Лимаренко:

– Он не просто появился, туда каждый день летают самолеты. И по мере того, как люди хотят лететь на Курильские острова, мы увеличиваем количество рейсов. Кстати говоря, с авиационной компанией у нас такие возможности появились.

Владимир Сунгоркин:

– На этой прекрасной ноте… Про Курилы всегда приятно говорить, это, конечно, жемчужина – Курильские острова. Спасибо огромное. Приходите к нам.

КОНКРЕТНО

Радио КП на Сахалине:

– На частоте 87,5 FM;

YouTube-канал радио «КП-Сахалин»;

– Сайт ИА «КП-Сахалин»;

– Профиль в Instagram @kp_sakhalin.

Интересное