Политика

Сергей Лавров: дипломаты на свои деньги покупали билеты российским туристам

Глава МИД - о работе внешнеполитического ведомства в условиях пандемии коронавируса
Глава МИД России Сергей Лавров.

Глава МИД России Сергей Лавров.

Фото: REUTERS

Министр иностранных дел России Сергей Лавров дал большое интервью телеканалу RT, где рассказал о действиях сотрудников министерства, которые предпринимались по возвращению российских граждан домой в начале эпидемии коронавирусной инфекции. «КП» представляет ключевые цитаты из интервью.

Об эвакуации россиян на родину во время пандемии

- Иногда возвышенно говорят: «Своих не бросаем». Это тот самый случай. Были, конечно, что называется, косяки. Они в отдельных случаях всегда происходят. Когда идёт большая работа, где-то, бывает, проявляются недостатки. Я был очень приятно… даже не удивлён. Я знал, что в большинстве своём наши ребята очень отзывчивые — в целом ряде посольств проявляли такую креативность.

О работе посольства РФ с российскими туристами, застрявшими в Непале

- В Непале ребята под руководством посла (у них достаточно большая территория еще с советских времен) разбили палаточный лагерь для тех, кто оказался там в качестве диких туристов (горы, Гималаи), и они просто были в ситуации, когда не могли позволить себе гостиницу. Наша дипломатическая миссия за счёт сотрудников покупала продукты питания.

О возвращении россиян

- Сейчас, конечно, все это делается уже на организованной основе, но работать приходилось с колёс. Никто не представлял масштабов этой проблемы. Возвращением граждан из-за рубежа в таком количестве никто никогда не занимался.

Пассажиры в медицинских масках в аэропорту Шереметьево, март 2020 года.

Пассажиры в медицинских масках в аэропорту Шереметьево, март 2020 года.

Фото: Андрей АБРАМОВ

Об отношении к российским туристам, отправившимся на отдых в начале эпидемии коронавируса

- Я могу морально как физическое лицо иметь свои представления о том, насколько рискованно или нет было уезжать во второй половине марта отдыхать в тёплые края, имея в виду, что масштаб пандемии уже примерно был обозначен в то время всеми СМИ.

Но я также имею своё моральное отношение к тем ребятам, которые без всякой Конституции, просто потому что они люди, помогали таким же людям, оказавшимся без копейки.

О финансовой составляющей эвакуации россиян из-за рубежа

- Я не знаю в деталях, как это организовано в Германии и США. Хотя, конечно же, базовые вещи мы пытались прояснить. Нигде бесплатно никто никого не вывозил. Всем либо дают в долг, либо берут расписку, что по возвращении человек заплатит соответствующую сумму.

У нас всё это сопоставлялось с имеющимися возможностями для размещения людей на карантине и с рисками, которые хотели купировать путем распространения по времени, — таблица этих рейсов была сформирована более разрежённо. Не исключаю, что наша неспешность, вызванная оценкой рисков и осторожностью, сыграла свою роль в том, что, как ни считай, но всё-таки у нас относительно мало летальных случаев.

О российских школьниках, находившихся На учебе в США застрявших там на время пандемии

- Больше 60 российских школьников оказались в США, совершенно без уведомления каких-либо российских структур. Здесь есть какая-то НПО, с которой сотрудничает американская структура, занимающаяся обучением иностранцев. По этой линии они оплачивают какие-то расходы, их перевозят, они располагаются в американских семьях где-то в глубинке, в различных штатах, обучаются в колледжах, школах.

Сейчас, по-моему, там остаются уже только шесть. Многих из тех, кто оказался в этой категории, привозили в Нью-Йорк с помощью наших дипломатов, в ряде случаев покупая билеты на самолет или поезд. А как иначе? Несовершеннолетние дети остаются в американской семье. Когда началась пандемия, американские семьи в ряде случаев говорили мальчику или девочке: «Спасибо большое» — они оказывали услуги по его или ее проживанию, пока все шло хорошо, а сейчас ситуация иная. Поэтому мы прекращаем сотрудничать с этой программой.

О мерах, принятых в России для борьбы с коронавирусом

- Количество госпиталей, которое было построено (и это совсем не времянки — с хорошим, правильным оборудованием, с необходимыми аппаратами и достаточно обеспеченные серьезными средствами защиты), — это, я уверен, будет сохранено. Они, наверное, будут перепрофилироваться между вспышками, если будет вторая волна. Это главное.

Об открытии транспортного сообщения с другими странами

- В ближайшее время, наверное, будет принято решение о том, как быть с возобновлением авиационного, железнодорожного и автомобильного сообщения с внешним миром. В зависимости, конечно, от того опыта, который мы сейчас все проходим, будут приниматься эти решения.

Мы как Министерство иностранных дел будем обеспечивать информацию, какова эпидемиологическая ситуация в зарубежных странах. Эту информацию министерство будет переправлять в российские структуры, которые профессионально будут оценивать, насколько опасно или безопасно. Например, сейчас открывают Европу, но, учитывая количество выявленных инфицированных случаев, Россия, как и США и Бразилия, на данном этапе рассматривается в качестве страны, которая пока не откроется.

О работе МИД в дистанционном режиме

- Если бы такая пандемия произошла ещё десять лет назад, наверное, мы оказались бы в гораздо более сложной ситуации с точки зрения нормального функционирования Министерства иностранных дел. Сейчас это случилось уже после достаточно широкого внедрения в работу МИД и других федеральных и региональных структур современных методов коммуникации. Нам не составляло большого труда наладить эту работу в режиме онлайн. Никаких особых сложностей при этом мы не испытывали.

О международных переговорах

- Личное общение невозможно заменить, особенно, когда речь идет о переговорах с иностранным партнером не для галочки. Бывают визиты (назову их визитами вежливости), когда один зачитал, как все у нас неплохо, второй зачитал, как все у нас хорошо, договорились встречаться еще.

Я немного утрирую, но бывают легкие визиты, на которых нет задачи провести переговоры и обязательно решить какую-то проблему в данный момент. Когда такие проблемы стоят на повестке дня конкретных переговоров, это уже сложно решать онлайн. Нужно видеть глаза, и не просто глаза на плазме, а вживую. Есть вещи, которые трудно доверить даже самой защищённой видеоконференцсвязи. Это по-человечески должно быть понятно.